Искусство агитации

Выставка, посвященная столетию февральской революции, не о контрастах.  Не о белом и красном. Она о прекрасном. Самое важное для нас сегодня, что делает представленные экспонаты до сих пор привлекательными и важными — это то, что «искусство агитации» вне идеологических смыслов, в силу своего высокого уровня и подлинной художественности, было и агитацией за искусство. Сегодня оно уже не зовет «терять цепи», «добивать контру, попов и министров-капиталистов», сегодня оно напоминает о том, что искусство — если и не всесильно, то обладает большой мощью.

И все же, это не «изящное искусство». Грубое и прямолинейное. В одном из своих стихотворений, в том самом, которое про «шершавый язык плаката», Маяковский пишет:
Я, ассенизатор
и водовоз,
революцией
мобилизованный и призванный,
ушел на фронт
из барских садоводств
поэзии —
бабы капризной.
Агитация победила потому, что не умничала, говорила без обиняков, а ее авторы вкладывали буквальный смысл в то, что говорили. Форма тут оказывается адекватной содержанию.

А — Агитация оказалась зеркалом эпохи.  Агитация оказалась искусством победителей. Или — напротив, агитация в руках победителей могла позволить себе быть искусством.
А — Агитация попадала в «яблочко»!

Как знак этого, на выставке среди музейных экспонатов мы поместили видеозапись знаменитого матросского танца. А большая красная «А», что держит центр экспозиции, не читается без зеркала.